Буркут: деревня-призрак в глубинке Карпат

Одно столетие — время, которое может сделать из знаменитого бальнеологического курорта село-призрак. В Буркуте, что на Верховинщине, отдыхали Леся Украинка, Михаил Коцюбинский, Василий Стефаник, Иван Франко, Ольга Кобылянская. Однако сейчас здесь только заброшенные дома, дикая природа и споминания от выдающегося прошлого, пишет frankivsk.name.

Целебная минеральная вода

Недалеко от границы с Румынией, в 33 километрах от Верховины, вдоль Черемоша, между двумя горными хребтами — здесь расположился Буркут. Название с диалекта означает «источник». Назвали поселение именно через подземные источники минеральной воды. За целебными свойствами этой воды начали прибывать с окраин в начале 17 века. Со временем сюда съезжались с других уголков Украины и Польши. В общем, в Буркуте 5 минеральных источников.

Расцвета курорт получил в первой половине 20 века. Представители власти, знати и интеллигенции со всей империи прибывали сюда оздоравливаться. В целом, тот Буркут имел 18 роскошных вилл.

Во время Первой мировой войны здесь проходили лечение и реабилитацию раненые солдаты. Но уже событий Второй Мировой курорт не выдержал. Тогдашнюю Польшу оккупировали советы, с ней пал и курорт Буркута.

«Если уже здесь не вылечусь, то не вылечусь никогда»

В начале 20 века в Буркуте лечилась Леся Украинка. Тогда у нее был туберкулез. Поэтесса была поражена природой и атмосферой Буркута. Она писала Ольге Кобылянской: «здесь все замечательно, и природа, и леса. И если я уже здесь вылечусь, то я уже не вылечусь никогда».

Несколько посещений сюда совершил и Иван Франко. Он навещал Лесю Украинку. Говорят, что писатель рыбачил в Черемоше, а форелью угощал поэтессу.

Буркут был пристанищем и для других выдающихся украинцев. В свое время здесь останавливались Ольга Кобылянская, Михаил Коцюбинский, Василий Стефаник и многие другие.

Село-призрак

Для советской власти курорт в Буркуте имел меньшее значение, чем для венгров или поляков. А тем более — галичан. Полноценно курорт в глубинке Карпат так и не восстановили. «Бутилировали» минеральную воду совсем маленькими партиями. Снабжали ее в несколько торговых точек области и прямо в Кремль.

Со временем из Буркута выезжали местные, с ними разрушались и дома. Между тем карпатский лес рубили для восстановления шахт в Донбассе. В старожилов есть версия, что упадок села произошел из-за отсутствия здесь церкви. В 2008 году случилось масштабное наводнение. Людей эвакуировали, однако возвращаться в полуразрушенные дома и разбитыми дорогами они не стали. В руинах остался и небольшой завод, где разливали минеральную воду в бутылки.

Настоящим призраком село было в течение 10 лет. Однако сейчас в Буркуте постепенно появляются туристические усадьбы. Село становится привлекательным для путешественников-экстремалов. Зеленская община, к которой принадлежит населенный пункт, планирует подавать различные грантовые заявки, чтобы начать восстанавливать инфрастуркуру вокруг минеральных источников и развивать туристические комплексы.

Цілковитою примарою село було впродовж 10 років. Проте зараз у Буркуті поступово з’являються туристичні садиби. Село стає привабливим для мандрівників-екстрималів. Зеленська громада, до якої належить населений пункт, планує подавати різноманітні грантові заявки, аби почати відновлювати інфрастуркуру довкола мінеральних джерел і розвивати відпочинкові комплекси.

Get in Touch